Translate

ruafsqamarhyazeubebnbsbgcacebnyzh-CNzh-TWcohrcsdanleneoettlfifrfyglkadeelguhthahawiwhihmnhuisigidgaitjajwknkkkmkokukylolalvltmkmgmsmlmtmimrmnmynenopsfaplptparosmgdsrstsnsdsiskslsoessuswsvtgtatethtrukuruzvicyxhyiyozu

Вы находитесь здесь:

Что скрывается за нашим привыканием к джанк фуд

Что скрывается за нашим привыканием к джанк фуд (еда-мусор)

Майкл Мосс – известный журналист-исследователь, в 2010 году получил премию Пулитцера за материалы, посвященные мясной промышленности. Журнал New York Times magazine опубликовал его статью, подводящую итоги 4-летнего исследования еды быстрого приготовления (фаст фуд) и ее связи с растущей эпидемией ожирения в США и во всем мире.
Мы приводим здесь выдержки из его статьи.


Вечером 8 апреля 1999 года руководители ряда крупнейших американских компаний: Nestlé, Kraft и Nabisco, General Mills и Procter & Gamble, Coca-Cola и Mars – собрались на уникальную встречу. На повестке дня был один вопрос: начинающаяся эпидемия ожирения и что с ней делать. Джеймс Бенке, ведущий сотрудник Pillsbury, надеялся на то, что участники встречи откликнутся на растущую проблему лишнего веса в Америке. Он вспоминает: «Мы были озабочены тем, что ожирение становится важной проблемой. Начались разговоры о налоге на сахар, и на компании по производству питания оказывалось всяческое давление».

Химик по специальности и доктор в области питания, Бенке все больше был обеспокоен фотографиями детей с ожирением, страдающих от диабета и ранних признаков высокого давления и сердечных болезней. Готовясь к этой встрече, он много разговаривал с группой экспертов в области науки о питании, которые рисовали все более мрачную картину неспособности широкой публики справляться с формулировками продуктов, которые им предлагали: от слабого контроля организма над перееданием до скрытой способности некоторых обработанных продуктов усиливать чувство голода. Он считал, что пришло время заявить участникам встречи о том, что их компании зашли слишком далеко в разработке и продвижении на рынок продуктов, представляющих серьезную опасность для здоровья.

Цифры потрясали. Более половины взрослых американцев имели лишний вес, почти четверть взрослого населения – 40 млн. – имели клиническое ожирение. Среди детей показатели удвоились с 1980 года, и количество детей с ожирением перевалило за 12 млн. (Учтите, это был 1999 год, с тех пор все эти цифры еще увеличились). Производители продуктов питания теперь подвергались нападкам со всех сторон: со стороны ученых, Центров по контролю и предотвращению заболеваний, Американской ассоциации сердечных заболеваний, Американского ракового общества. Министр сельского хозяйства назвал ожирение «национальной эпидемией».

Сегодня каждый третий взрослый и каждый пятый ребенок имеют клиническое ожирение, 24 млн. американцев больны диабетом 2, который часто объясняется неправильным питанием, 79 млн. имеют преддиабетное состояние. Даже подагра - болезненная форма артрита, которая когда-то была известна как «болезнь богачей» из-за своей связи с обжорством, теперь диагностируется у 8 млн. американцев.

Вице-президент компании Крафт Мадд провел параллель между продуктами питания и сигаретами. Он сказал: «Мы все озабочены тем, что табачные компании рекламируют свои продукты детям, но ничего не предпринимаем, когда компании по производству продуктов питания делают то же самое. Справедливо будет сказать, что плохое питание так же отражается на здравоохранении, как и табак».

Общественности и компаниям по производству питания десятилетиями было известно, что сладкие, соленые и жирные продукты в тех количествах, в которых мы их потребляем, плохо отражаются на нашем здоровье. Так почему же цифры ожирения, диабета и высокого давления выходят из-под контроля? Дело не только в слабой силе воли потребителей и политике «дайте клиентам все, чего они хотят». За 4 года исследований я обнаружил сознательное стремление лабораторий, маркетинговых кампаний и супермаркетов «посадить» людей на продукты, которые удобны и недороги. Я пытаюсь показать, как продукты создаются и продаются людям, которые, хотя и не беспомощны, но крайне уязвимы перед интенсивными промышленными формулировками разрабатываемых продуктов и рекламными кампаниями.

Пищевой промышленности известно, как сделать людей счастливыми – все начинается с сахара. Возьмем для примера соусы для спагетти Prego — какой бы вид вы не взяли, все они имеют одну общую черту. Самый большой ингредиент после помидоров – сахар. Полчашки Prego Traditional, например, содержит эквивалент более 2 чайных ложек сахара – столько же, как 2 печенья Oreo. Этот соус также дает одну треть рекомендованной дневной нормы натрия.

Самые успешные продукты – будь то Coca-Cola или Doritos – обязаны своим успехом комплексным формулам, которые раздражают вкусовые сосочки языка в достаточной мере, чтобы завлекать потребителей, но лишены четкого доминирующего вкуса, который бы побуждал мозг остановиться и перестать есть.

Еще пример: набор для школьного завтрака на основе мюсли Maxed Out содержал 9 г насыщенных жиров – почти дневная рекомендованная доза для детей, 2/3 максимальной рекомендованной дозы натрия и 13 чайных ложек сахара.

Преобладающим интересом среди менеджеров компаний (по крайне мере, до того, как ожирение превратилось в такую острую проблему) было удовлетворение спроса. «Люди указывали на избыток сахара или соли в том или ином продукте, а им отвечали: Это то, чего хотят потребители, мы же не приставляем им пистолет к виску и не заставляем их это есть. Они этого хотят».

Правило маркетинга: «Определите, что потребители хотят покупать, и давайте им это до изнеможения. Продавайте больше, чтобы сохранить свою работу!». Как эти правила воплощаются в индустрии питания? Наш мозг «любит» сахар, жир и соль… Давайте создавать продукты, в которых это есть. Добавьте дешевые ингредиенты, чтобы увеличить прибыли. А затем увеличьте порции, чтобы продавать больше… И все время рекламируйте в расчете на тех, кто «сядет» на эти продукты.

На симпозиуме ученых-нутриционистов в Лос Анжелесе в 1985 году профессор фармакологии из Хельсинки Хайкки Карппанен рассказал удивительную историю того, как в Финляндии решали проблему с солью. В конце 70-х гг. финны потребляли огромное количество натрия – в среднем более 2 чайных ложек в день. В результате, страна испытывала проблемы с высоким кровяным давлением. А у мужчин в восточной части Финляндии был самый высокий уровень фатальных сердечнососудистых заболеваний в мире. Исследования показали, что генетика и сидячий образ жизни здесь ни при чем – все объяснялось потреблением обработанных продуктов. Поэтому финские власти сразу же взялись за производителей. На продуктах с высоким содержанием соли появилось бросающееся в глаза предупреждение «Высокое содержание соли». К 2007 году потребление соли на душу населения снизилось на треть, и это изменение, вместе с улучшением системы здравоохранения, сопровождалось уменьшением на 75-80% количества смертей от курения и сердечных болезней.

Ученый-нутриционист Стивен Уиверли, написавший захватывающий путеводитель по индустрии питания «Почему люди любят джанк фуд», сказал о Cheetos: «Это один из самых фантастически сконструированных продуктов на планете для обеспечения чистого наслаждения». Он назвал десяток качеств Cheetos, которые побуждают мозг требовать еще и еще. Но особенно он выделил опасную способность таять во рту. Он говорит: «Это называется исчезающей калорийной плотностью. Если что-то тает быстро, ваш мозг считает, что в нем нет калорий… и можно это есть до бесконечности».

В 2011 году журнал The New England Journal of Medicine опубликовал исследование, проливающее новый свет на американскую проблему набора веса. В исследовании принимали участие 120,877 мужчин и женщин – все они были профессионалами в области здравоохранения, и, очевидно, более серьезно относились к питанию. Используя наблюдения с 1986 года, исследователи контролировали все, что участники ели, а также их физическую активность и курение. Они обнаружили, что каждые 4 года участники меньше занимались физическими упражнениями, больше смотрели телевизор и набирали в среднем 1.5 кг. Все эти данные были разложены по калорическому содержанию потребляемых продуктов. Было установлено, что набору веса главным образом способствовали красное и обработанное мясо, сладкие напитки и картофель, включая пюре и чипсы. Но самым большим виновником были картофельные чипсы. Наружный слой соли, содержание жира, которые дают мозгу ощущение моментального наслаждения, сахар, который не является добавкой, но содержится в самом крахмале картофеля – все вместе создает прекрасный продукт для привыкания.

Один из авторов исследования, д-р Эрик Римм из Гарвардской школы медицины, говорит: «Крахмал легко усваивается, даже быстрее сахара, и вызывает подъем глюкозы в крови», что вызывает желание есть еще больше.

Растущее внимание американцев к тому, что попадает к ним в рот, заставило компании, выпускающие обработанные продукты, заняться вопросами здоровья. Под нажимом Администрации Обамы и потребителей, многие компании, среди них Kraft, Nestlé, Pepsi, Campbell и General Mills, начали уменьшать количество сахара, соли и жиров во многих продуктах. Потребители требуют более активного вмешательства государства. Пока государство созревает и разрабатывает меры воздействия – проблемы нарастают в геометрической прогрессии.

Майкл Мосс
New York Times magazine